Кризис субстандартной ипотеки — лишь верхушка айсберга

Пока внимание было обращено на относительно скромный кризис субстандартной ипотеки как центральной точки текущего финансового и кредитного кризиса, сотрясающего англосаксонский банковский мир, в поле зрения появилась куда большая проблема. Субстандартные, или рискованные CMO (Collateralized Mortgage Obligations — облигации, обеспеченные закладными) оказываются лишь надводной частью колоссального айсберга сомнительных кредитов, который начал разваливаться. Уже начинается следующий кризис НА 62-Х ТРИЛЛИОННОМ рынке CDS (Credit Default Swaps — кредитные дефолтные свопы). Вы о них никогда не слышали? Что ж, давайте рассмотрим их подробнее.

Следующая фаза кризиса «революции финансов», в центре которой находятся США, проявляется на рынке загадочных инструментов, известных как CDS . Банкиры с Уолл-Стрит всегда предпочитают краткие названия для таких вещей.

Как я уже ранее подробно показал в серии статей Финансовое Цунами, ч. 1-5, CDS были изобретены несколько лет назад молодой выпускницей-математиком из Кембриджа, Блит Мастерс (Blythe Masters ), нанятой J.P. Morgan Chase Bank в Нью-Йорке. Свежеиспеченная тогда выпускница университета убедила своих боссов в Morgan Chase выпустить на рынок новый революционный продукт для управления рисками, как вскоре стали называть CDS.

CDS представляет из себя кредитный дериватив (вторичный финансовый инструмент) или соглашение между двумя сторонами: одна делает регулярные взносы другой, которая берет на себя обязательство погасить выданный кредит в случае дефолта третьей стороны, т.е. должника. Первая сторона получает своего рода страховку выданного кредита и именуется «Покупателем». Вторая сторона, обеспечивающая эту защиту именуется «Продавцом». Третья сторона, которая может обанкротиться или отказаться от погашения долга, известна как reference entity (выражение можно примерно перевести как «ссылка на объект» или «упоминаемый объект договора», «предмет договора») . В течение последних семи лет кредитные дефолтные свопы (CDS ) стали ошеломляюще популярны по мере взрывного роста рисков в США. Банки утверждали, что с их помощью они смогут распределить риски по всему миру.

Дефолтные свопы похожи на страхование, так как могут использоваться кредиторами для хеджирования отказов в платежах по займам. Однако, благодаря отсутствию требований по поддержанию соответствующих обязательству активов, дефолтные свопы также могут использоваться и для спекуляций.

Уоррен Баффет однажды назвал спекулятивные производные инструменты «финансовым оружием массового уничтожения». В ежегодном отчете акционерам его Berkshire Hathaway Баффет сказал следующее: «Деривативы, не имеющие гарантии или обеспечения, оцениваются в зависимости от кредитоспособности контрагентов. Между тем, до момента завершения контракта, контрагенты учитывают прибыли и убытки – иногда в огромных суммах – в своих текущих балансах, хотя ни пенни не переходит из рук в руки. Пределы, в которых можно варьировать деривативы, ограничиваются лишь воображением человека (или, как иногда кажется, безумцев) (игра слов: «man»-«madman» - Wiz). Обычный срок CDO — пять лет.

Подобно многим экзотическим финансовым инструментам, крайне сложным и крайне прибыльным во времена доступного кредита, когда рынки полностью меняются, как это было, начиная с августа 2007, кредитные деривативы не только прибавляются к распространению рисков, но и значительно их усиливают.

Сейчас пришла очередь падения на 62 триллионом рынке CDS из-за растущего на фоне углубляющейся рецессии числа дефолтов по джанк-облигациям американских корпораций. Этот рынок является очередной проблемой, готовой вот-вот обрушиться на голову. По оценкам под угрозой находятся около 1,2 трлн из номинальных 62 трлн, что значительно превышает размеры рынка субстандартной ипотеки.