Торговый баланс в млн. немецких марок

АпрельИюньАвгустОктябрьДекабрьВсего за 1951 г.Ввоз621,1575,5690,7677,6782,78872,5Вывоз848,2889,1949,6939,71152,110627,6Активное сальдо227,1313,6258,9262,1370,41755,1При наличии такого положения единственным правильным решением было не следовать совету Нольтинга ограничиться ролью попутчика. Продолжая свою речь, Нольтинг договорился даже до того, что потребовал вычеркнуть служебный оклад федерального министра народного хозяйства, и заявил далее:

«… Мы позволили себе больше роскоши, чем это допустимо при наличии индекса промышленного производства в 117… так можно кончить банкротством… Там (т. е. в Англии) прошли ту стадию, которую мы должны будем еще пройти. Там, оздоровление пришло через голод, в то время как у нас тонкий верхний слой общества – господин председатель простит мне эти слова – обожрался от роскошного потребления. („Правильно!“ – возгласы на скамьях СДПГ)».

Было ли подтверждено фактами это страстное обвинение, которое, конечно, не могло не взбудоражить слушателей? В Англии, которую Нольтинг приводил в качестве примера, достойного подражания, в 1951 году обнаружился самый крупный дефицит внешней торговли за послевоенное время – 1.197 млн. фунтов стерлингов. Лейбористское правительство преждевременно вышло в отставку в октябре 1951 года, после полуторагодичного пребывания у власти, и должно было уступить место консервативному правительству.

Нольтинг продолжал:

«… Стоит лишь обратиться к происхождению и источнику концепции этой хозяйственной политики, чтобы всюду натолкнуться на абсурдность этой политики, которая в догматическом закостенении оказалась в безвоздушном пространстве и давно лишилась почвы под ногами…

Я еще раз подчеркиваю: принудительное хозяйство – это искалеченное хозяйство эпохи нужды, оно никогда не желательно, но, к сожалению, иногда оно необходимо. Принудительная экономика является дополнением свободного хозяйства, вашего свободного хозяйства (аплодисменты на скамьях СДПГ), когда оно не в состоянии развиваться дальше. Поэтому, мы опасаемся, что скоро нам предстоит новое издание такой экономики. Министр народного хозяйства ГФР, который начал борьбу с принудительным хозяйством путем пышных речей, скоро придет к тому, что он к этому хозяйству вернется… Этим, господин министр народного хозяйства, замыкается круг, и этим очерчен путь, который зам суждено было пройти…

Сегодня министр народного хозяйства сам говорит о планировании – тот самый, который недавно еще язвительно заявил нам: немножечко планового хозяйства не бывает, как и не бывает «немножечко» беременности (громкий смех слева). Поэтому мы думаем: в этом направлении всегда будет присутствовать «немножечко» от Эрхарда (одобрения на скамьях СДПГ)…

Господа, если компетентным министром этот вывод очевидно не делается, то этот вывод должен быть преподнесен ему парламентом, и преподнесен с той весьма неприятной ясностью, к которой нас, к сожалению, принуждает существующее положение. Таким образом, от имени моих политических друзей я вношу следующее предложение СДПГ:

Бундестаг благоволит постановить:

Оклад министра народного хозяйства ГФР вычеркивается (Продолжительные шумные одобрения на скамьях СДПГ, смех и возгласы на скамьях правительственных партий, звонок председателя)».

Дальнейшее развитие народного хозяйства дало лучший ответ на речь Нольтинга. Поэтому приведем здесь только немногие выдержки из моего выступления на том же заседании (стр. 4800):

«Я хотел бы констатировать, что именно наша экономическая политика привела к тому, что немецкий народ снова получил возможность жить, что были осуществлены основные демократические права – свободный выбор профессии и свобода в выборе товаров, что германский народ мог снова поверить в смысл труда только в результате этой политики, что на основании этой хозяйственной политики стала возможной стабилизация валюты, и что, наконец, нам удалось снова возродить из развалин нашу внешнюю торговлю.

Эти основы нашей экономической политики остаются в силе и впредь…

Таким образом, если мы твердо стоим за наши принципы, то мы готовы и к тому, чтобы при необходимости изменять наши методы и способы (в связи с эволюцией, имеющей место в результате корейского конфликта). Мы хотим сохранить за рынком его функцию. Но нам ясно, что кое-что в области свободного выбора местожительства и работы, кое-что в возможности действовать по свободному усмотрению должно быть заменено намеренным, планомерным и осмысленным регулированием. (Возгласы: «Слышите, слышите!» и смех на скамьях СДПГ. Крик слева: «Это же анекдот!»).

Перейти на страницу: 1 2