Дилетантство и факты

Министр Нольтинг сказал в той же речи:

«Неверная политика цен, начавшаяся со слишком спешной ликвидации регулирования цен летом 1948 года, была также причиной того, что мы оказались и в другом отношении в бедственном положении, последствия чего мы ощущаем еще сегодня, – это те узкие места, которые тормозят дальнейший рост выпуска продукции…

Видите ли, милостивые государыни и милостивые государи, если каждый может по своему усмотрению проводить инвестирование и расширять свое производство по собственному вкусу, то тогда такому предпринимателю потребуется в будущем больше угля, стали, электроэнергии, газа, т. е. всего того, чего у нас нет в достаточном количестве. Уже поэтому мы не можем согласиться с любым увеличением производства и мощности производственных установок, разве что хотя бы часть капиталовложений была перемещена в те участки, где имеются узкие места. Наконец, упомянутые узкие места все больше тормозят наш экспорт. Наши данные о вывозе – и это особенно огорчительно – отстают от наших цифр ввоза, и наша задолженность другим странам растет с каждым днем…

В сущности своей либерализация импорта является хорошей идеей, однако она не может рассматриваться вне времени. Конечно, большой вывоз, если он только достижим, и мы предпочитаем пониженному ввозу. На эти, само собой разумеющиеся вещи, не следовало бы вообще нам указывать.

Однако, мы утверждаем: также и по рельсам либерализации нельзя ехать без расписания. Господин профессор Эрхард сказал: надо побольше покупать у других, и тогда они тоже будут забирать у нас значительное количество товаров! Однако, при этом, к сожалению, имели место знакомые нам затруднения погрузочного порядка, и теперь перед нами растет угрожающая нам гора иностранных долгов. Мы слишком необдуманно и поспешно дали своего рода аванс, что не привело ни к какой ответной реакции у наших торговых партнеров («Правильно!» – возгласы на скамьях СДПГ)…

Нам, как слабейшему звену в цепи европейских хозяйственных стран, не пристала роль водителя; мы не можем изображать собой «бойкого пионера». Ведь обычно понятие «попутчика» у нас так популярно. (Смех).

Бананы и калифорнийские фрукты, финики и фиги, лимоны, апельсины и грейпфрукты, белый и черный виноград из Болгарии, омары, икра и губная помада – никто против этого не возражает! Но здесь проявилось легковерное дилетантство, проявилась опасная и необоснованная мания величия, и со всеми нашими предостережениями не считались. («Правильно!» – возгласы на скамьях СДПГ)…»

Подтвердили ли факты действительности правильность подобного суждения о «дилетантстве», о «мании величия»?

Когда министр Нольтинг рисовал эту мрачную картину, наш торговый баланс, правда, был еще пассивен по отношению к Европейскому платежному союзу (25,5 млн. н. м. в марте 1951 года), но уже Дальнейшие месяцы привели к весьма внушительной перемене в сторону активизации нашего торгового баланса. Банк немецких земель дает по этому поводу следующую сводку: