Красная нить

Экономическое положение Советского Союза в 1990 году во многом напоминает положение Западной Германии в 1948 году: полки магазинов пусты, дефицитные товары выдаются по карточкам, спекуляция иностранным добром процветает, на руках у населения и в сберкассах – масса обесцененных денег, в то время как предприятия хранят «сверхнормативные запасы».

Есть, конечно, и существенные различия. За спиной у немцев было всего 15 лет нацистского варианта «социализма» и послевоенной разрухи. При том германский национал-социализм обобществил лишь малую часть предприятий: учреждения рыночного хозяйства, хотя и в чахлом виде, но сохранились. У нас же они были разрушены еще в период военного коммунизма и перестали существовать с ликвидацией НЭПа. Но зато огромная часть германской промышленности тех лет была уничтожена бомбежками или демонтирована победителями; в СССР же сегодня военные разрушения – дело далекого прошлого.

Хозяйственная реформа 1948 года в Западной Германии круто повернула судьбу этой страны: обесцененные бумажные деньги превратились в желаемую всеми валюту; запасы предприятий в несколько дней перекочевали на полки магазинов, спекулянты исчезли. За два года производство товаров широкого потребления увеличилось вдвое, достигнув «досоциалистического» уровня. И началось победное шествие Западной Германии как передовой страны Западной Европы, обгоняющей в хозяйственном отношении своих победителей.

В исторической литературе это явление получило имя «германского чуда». Архитектором этого «чуда» был проф. Людвиг Эрхард, директор Управления хозяйства объединенных западных зон оккупации в 1948 году, министр народного хозяйства вновь созданной Федеративной Республики Германии (ФРГ или ГФР) с 1949 по 1963 год, и канцлер республики после смерти Аденауэра в 1963-66 гг.

Настоящая книга представляет собой мемуары Людвига Эрхарда, вышедшие в 1957 году под названием Wohlstand fur Alle (Благосостояние для всех). Книга сразу приобрела всемирную известность. Она была отпечатана в русском переводе типографией «Посева» с помощью издательства Condor-Verlag в 1960 году.

Настоящее, второе русское издание перепечатано с этого издания. Некоторые стилистические особенности и анахронизмы перевода, надеемся, не помешают современному читателю воспринять главные мысли автора, не только ученого-экономиста, но и практического политика, защитника свободного и ответственного хозяйства, неутомимого в своей полемике с социалистами.

Хозяйственная реформа 1948 года в Германии представляла собою на самом деле две параллельные реформы: денежную реформу и реформу цен.

Задачей денежной реформы было избавиться от «навеса» обесцененных денег (Gelduberhang) и создать твердую валюту. Реформа проводилась в условиях неопределенности – никаких обоснованных вычислений желаемого объема денежной массы не было. И проводилась она не демократическим путем, а на основании декрета военных оккупационных властей. В ночь на 21 июня 1948 года старые рейхсмарки были объявлены недействительными, и введены новые деньги – дойчмарки. Каждый житель страны получил на руки 40 новых марок (потом к ним было добавлено еще 20). Пенсии, заработная и квартирная плата впредь подлежали выплате в новых марках, в отношении 1:1. Что же касается наличности и частных сбережений, то половину их можно было обменять в отношении 1:10, а половина была заморожена и позже обменивалась по курсу 1:20. Большая часть прошлых денежных обязательств предприятий пересчитывалась по курсу 1:10; обязательства банков и учреждений бывшего Рейха были, в основном, аннулированы. Предприятия получили наличность для выплаты первой заработной платы, но в дальнейшем должны были существовать за счет продажи своей продукции. Был создан новый эмиссионный банк – Банк немецких земель – и разработаны правила, регулирующие его отношения с частными банками, например, размер обязательных денежных резервов.

Задачей реформы цен, которая вступила в силу через три дня после денежной реформы, была отмена «принудительного хозяйства» – (Zwangswirtschaft), упразднение административного распределения ресурсов и контроля над ценами. Разрегулирование цен и заработной платы проводилось постепенно, но быстрыми темпами. Если за денежную реформу отвечали, в существенной мере, оккупационные власти, то отмена обязательных цен была полностью детищем Людвига Эрхарда и его хозяйственного управления. Проводил он эту реформу вопреки советам оккупационных властей (которые опасались слишком быстрого перехода к рыночным отношениям) и вопреки значительным просоциалистическим настроениям в обществе. Правильность политики Эрхарда была вскоре подтверждена на опыте; обоснованию этой политики в течение ее первого десятилетия и посвящена настоящая книга.

Перейти на страницу: 1 2 3