Про Британскую термальную единицу, колхозный витаминный градус и Джорджа Буша

– Так я тебе, дорогой, и говорю, чтобы узнать цену килограмма огурцов, надо формулу пересчитать. Через колхозный витаминный градус. Этот градус значит, сколько витаминов останется в одном миллиграмме овощей, если его сварить в одном миллилитре воды.

Тут уж вы начинаете терять терпение.

– Хватит издеваться, – ваши нервы понемногу сдают. – Сколько стоит килограмм огурцов, скажите, а не пудрите мне мозги своими витаминными градусами.

Тут уж начинает сокрушаться продавец.

– Зачем, дорогой, обижаешься? Все у нас честно. Все у нас по науке. Теперь никто огурцы просто так не продает. Все считают только через колхозный витаминный градус.

– Ладно, – сдаетесь вы, – считайте через свой градус, только мне в килограммах скажите, а то ничего не понятно. И побыстрее считайте.

– Сейчас сделаем, – отвечает торговец. Достает калькулятор и начинает считать: – Дело это не быстрое, однако. Но все скажу честно, как считаем. Что плюсуем, что умножаем. А считаем так: берем цену железнодорожного билета Краснодар – Москва, умножаем на поправочный коэффициент 0,79, к этому плюсуем курс украинской гривны к иранскому динару, взятый в первый четверг девять месяцев назад, и все это делим на цену помидоров на нью-йоркской бирже вчера вечером. Итого один миллион колхозных витаминных градусов будет равен…

Что бы вы сказали, если бы вместо четкой цены за килограмм рыночный торговец стал бы проделывать подобные вычисления?

Те же, кто торгует природным газом, с калькулятором и листком бумаги просто не имеют права расставаться. Иначе цену на свой товар они не смогут рассчитать. Дело в том, что цена на природный газ… привязана к цене на нефть. В итоге это означает, что Россия, обладающая самыми большими запасами газа в мире, не может сама определять цены на свой товар. Это очень забавно: цену на нефть Россия не может самостоятельно определять потому, что есть рынок нефти, есть фьючерсы на нее, есть масса поставщиков и огромное количество потребителей. Значит, есть ценовые ориентиры, на которые – хочешь не хочешь, а приходится ориентироваться. И цену на газ Россия тоже не может определить самостоятельно, потому что… мировой рынок газа еще не до конца сформировался и он не имеет собственных отдельных ценовых ориентиров. В итоге цену на наш газ определяет пресловутый «рынок» нефти, который контролируется американцами.

Вот теперь и поговорим о британской термальной единице. Что это за зверь? Поскольку цена на газ привязана к цене на нефть, то их надо между собой сопоставить. И тут возникает проблема: природный газ – это газ, а нефть – это жидкость. Как их сравнивать? Первое, что необходимо сделать, – перевести цены на нефть и газ в одинаковые (сопоставимые) единицы измерения. В мировой практике для этого и используется британская термальная единица (British thermal units; сокращенно б. т. е.). Британская термальная единица – это количество тепла, необходимое для того, чтобы нагреть 1 фунт воды на 1 градус по Фаренгейту (1 б. т. е. = 252 кал = 1,055 Дж). Один баррель нефти содержит 5,825 млн б. т. е., один кубический метр газа содержит 36,6785 б. т. е.

Вы уже почувствовали легкое веяние высшей математики при попытке выяснить элементарный вопрос? Вам надо узнать стоимость своего природного газа – нет ничего проще. Нагрейте 1 фунт воды на 1 градус по Фаренгейту! Это не шутка, это не издевательство. Именно так устроена современная продажа газа, именно так вычисляется его стоимость. Никогда о британской термальной единице не слышали? Политики и экономисты просто берегут вашу психику и сразу говорят вам о цене за кубометр газа в американских долларах. Расскажи они вам всю формулу вычисления, так вы с большой долей вероятности сойдете с ума.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11