Когда закончится кризис, и как фьючерсы нефть уронили

Для этого в арсенале «печатной машинки» есть достаточно любопытный механизм. Называется он «фьючерс». Это соглашение о купле или продаже некоторого актива в определенном количестве на фиксированный срок в будущем по цене, оговоренной сегодня. То есть компания «А» обязуется продать компании «В» нефть по цене «С» в день «D». Если такой контракт регистрируется на бирже, он и называется фьючерсом, если не регистрируется, то носит гордое имя «форвард». В чем же подвох? Как принято в современном мире финансовых абстракций, мир фьючерсов и форвардов такой же виртуальный. Дело в том, что на самом деле… никто ничего никому не продает.

Работает эта забавная штуковина так. Ваш приятель хочет купить машину. Вы, зная это его желание, предлагаете ему купить машину за $100 1 сентября 2009 года. Заключаете с ним фьючерс на поставку авто и берете доллар предоплаты. Но у вас нет машины, которую хочет приятель. Поэтому вы идете к другому другу и предлагаете ему продать вам автомобиль за $99. Заключаете с ним фьючерс на продажу машины, даете доллар залога. У этого товарища тоже нет нужного автомобиля, но есть обязательство его продать в точно очерченный срок по фиксированной цене. Далее он тоже ищет желающего продать ему авто к 1 сентября 2009 года, но уже за $98. И цепочка может продолжаться до бесконечности. Суть ее всегда одна и та же – за фьючерсами в 99 % случаев нет самого товара. Это спекуляция в чистом виде и ничего больше. Друг другу перепродают не нефть, а бумаги, гарантирующие ее поставки. А как же нефть? Но нефть никто покупать и не собирается…

Возвращаясь к примеру с машиной: последний в цепочке перепроданных фьючерсов должен найти авто к означенному сроку или найти другого спекулянта, желающего поиграть в эти игры и готового заключить фьючерс на поставку машины. Наступает 1 сентября 2009 года. Фьючерсы обязательны к исполнению. Последний, кто не нашел машины по означенной цене, получает убыток или прибыль. Приняв на себя обязательство поставить машину по $97 и не найдя желающего продать ему фьючерс за эти деньги, он обязан купить саму машину за ту цену, сколько она стоит реально на рынке именно 1 сентября. Если цена авто будет выше $97 – он в убытке, если опустилась ниже – он в прибыли. Но машины-то люди продают друг другу реальные. Фьючерсы же – сплошной виртуал. Предположим, что машину можно купить 1 сентября за $101. Тогда убыток брокера с этого контракта составит разницу между ценой фьючерса и реальной ценой товара. То есть: $101 – $97 = $4.

Теперь внимание! Брокер не покупает машину, он просто выплачивает тому, кому обещал продать авто, образовавшуюся разницу в $4! Но у того, в свою очередь, тоже есть подтвержденное фьючерсом обязательство продать машину, только уже за $98. Он выплатит контрагенту $3, оставив один доллар себе. И так это и пойдет по цепочке фьючерсов. Все заработали деньги, один деньги потерял. Машина с места не двигалась, и ее даже никто не заказывал. Если же рыночная цена авто не увеличилась, а упала, то все получилось бы наоборот. Покупатель машины ее бы не покупал, а выплачивал бы разницу. И в убытке были бы другие посредники.

Фьючерсы – это тоже своего рода казино. Пустышка, в которой деньги переливаются и перетекают, не производя никаких материальных ценностей, а просто меняя хозяев. Но кроме азарта и легкой прибыли это еще и сильнейший инструмент, который может направлять цену в нужную сторону. Важно понять, что не фьючерсы ориентируются на рынок, а рынок на фьючерсы. Не реальная торговля нефтью формирует цену виртуальной торговли ею, а наоборот! Фьючерсов ведь ежедневно продается во много раз больше, чем настоящей «живой» нефти.

Перейти на страницу: 2 3 4 5 6 7 8 9 10