Почему президент Джон Кеннеди был застрелен, а президент Франклин Рузвельт нет

Снизив проценты на кредиты, с одной стороны, с другой – предложили эти кредиты вкладывать в акции. По условиям кредитов, под покупку акций (так называемый маржинальный займ) для игры на бирже теперь не нужно было иметь 100 %-ной стоимости акций. Достаточно было внести всего 10 %, и за эти деньги новоиспеченный игрок получал путем кредитования полноценные 100 % акций. На примере сегодняшнего дня в любой экономической сфере мы видим, что снижение «порога входа» приводит к взрывообразному увеличению числа покупателей. Тех, кто имеет десятую часть, на порядки раз больше, чем имеющих всю сумму целиком. Народ валом повалил на биржу в 1920-е годы, точно так же как россияне – за телевизорами и холодильниками в наши дни.

Кто оплачивал недостающую сумму? Биржевой брокер, который, в свою очередь, брал на эти нужды банковский кредит. В итоге в выигрыше оказывались все: у брокера увеличилось число клиентов, клиент при росте стоимости акций всего на 10 % оказывался в выигрыше, а увеличившееся количество покупателей приводило к удорожанию акций.

Был в этом вкусном сыре и маленький незаметный кусочек мышеловки: владелец акции, внесший десятую часть ее стоимости, должен был в течение 24 часов при первом требовании брокера внести оставшиеся средства. Но такое условие никого не беспокоило. Ведь курс акций за счет огромного притока биржевых игроков взмыл в поднебесье. Начался стремительный подъем. На бирже делались состояния. Чтобы поучаствовать в этом празднике жизни, американцы брали кредиты, на которые покупали акции. В 1923 году фондовый индекс Dow-Jones находился на уровне 99. А 3 сентября 1929 года он достиг рекорда, учетверившись за 6 лет, – 381,17. «Каждый способен разбогатеть на бирже!» – гласила обложка популярного женского журнала. По иронии судьбы, он вышел в свет за день до полного краха. В 1932 году индекс Dow-Jones опустился до 41. Рынок восстановился до докризисных значений спустя 39 лет – лишь в 1954 году индексы превысили уровень 3 сентября 1929 года…

Откуда на волне всеобщего подъема возникает страшный призрак обвала? Так ведь делая деньги и давая их в долг, вы всегда можете и перестать их давать, а старые долги потребовать к оплате.

Механизм организации финансового кризиса довольно прост: новых денег не давать, а старые долги потребовать вернуть.

Так и была сделана Великая депрессия, по этому лекалу выкроен и финансовый кризис образца 2008–2009 годов. Банки, подконтрольные Джону Моргану и его партнерам, потребовали возврата кредитов. Причем массово и разом. Что оставалось биржевым брокерам, которые по договору с покупателем, кредитуя его на пресловутые 90 %, сами занимали эти деньги у банка? Потребовать оплаты от своих клиентов, причем в 24 часа. Что могли сделать несчастные американцы, никогда не думавшие о возможности такого развития событий? За 24 часа денег им было не найти. Оставался один способ – продать акции на бирже.

А теперь представьте себе, что на биржу разом пришли все владельцы акций, причем с одной целью – продать их.

А вот с целью покупки не пришел никто.

Поначалу…

Падение акций на Уолл-стрит началось 24 октября 1929 года, в Черный четверг. Спрос превысил предложение? Нет, спроса просто не было, было одно только предложение. Поначалу…

Началась паническая и отчаянная распродажа акций. Ведь всем была нужна наличность, а вот акции – практически никому.

Весьма любопытный момент: во всех публикациях на тему Великой депрессии и биржевого краха вы всегда прочитаете, что все акции были проданы за бесценок,но никогда не прочитаете, что они были за бесценок куплены.

Кто же покупал все продававшиеся акции?

В первый день инвесторы продали около 13 млн акций. Но это было лишь начало. Потом за Черным четвергом последовали Черная пятница, Черный понедельник и Черный вторник. Было распродано еще порядка 30 млн акций. За копейки, точнее говоря, за центы. Миллионы, буквально миллионы инвесторов были разорены. Убытки составили примерно $30 млрд – столько же, сколько США потратили на Первую мировую войну. Сами организаторы кризиса, зная, когда и как он начнется, заранее избавились от ненужных активов. Теперь эти десятки людей, под аккомпанемент падающих из окон инвесторов-банкротов, стали владельцами практически ВСЕГО.

Вот тогда-то количество банков в Америке сократилось с десятков тысяч до нескольких сотен. И большинство их теперь уже принадлежало «правильным людям». Денег больше не было ни у кого. И что тогда сделала Федеральная резервная система, призванная бороться с кризисом? Думаю, правильный ответ вы уже нашли: вместо того чтобы помочь экономике вливанием в нее финансов, ФРС сделала все наоборот. Объем денежной массы, тщательно наращивавшийся перед кризисом, был после него сокращен с $45,7 млрд в июле 1929 года до $30 млрд к июлю 1933 года.

Перейти на страницу: 3 4 5 6 7 8 9 10 11