Опросы общественного мнения

Здесь можно воспользоваться вторым положительным аспектом анкетирования – привлечь пенсионеров к работе. Уж своих-то родственников и знакомых они однозначно опросить смогут, а если они еще занимаются какой-либо общественной работой, то возможности резко увеличиваются.

Менее вдохновляют опросы студентов, но и они объяснимы. При проведении семинаров, круглых столов порядка 45% студентов отвечают утвердительно на второй вопрос о необходимости суда народа. И это, не смотря на то, что присутствовавшие преподаватели, как это было в УрАГС, оказывали на них давление своим авторитетом. Отсутствие у студентов жизненного опыта не позволяет им самим разобраться (а не просто поверить) в вопросе. К тому же, характерным является факт, что среди студентов количество затруднившихся ответить достигает 32% против максимум 20 - 25% по остальным категориям. И это действительно так. У студентов этот вопрос вызывает затруднение, к тому же отсутствие готового ответа в собственном опыте усиливается равнодушием (“мне все равно”) и поэтому студенты честно ставят галочку напротив «затрудняюсь ответить». А то, что к политике сегодняшние студенты в массе своей равнодушны в принципе, даже и доказывать не надо.

В отдельную от студентов категорию мы выделили курсантов военных училищ. И, как оказалось, не зря. Ответы отличались, причем существенно. Идея ответственности людям, готовящим себя к военной службе, оказалась более понятной. Но, опять же за то, что они представители того же самого поколения, которое «выбирает пепси», говорит тот факт, что несколько курсантов, ответив на первый вопрос «считаю, что не должны отвечать», на второй ответили «считаю, что избиратели должны получать такой бюллетень». Это говорит о том, что они просто не поняли смысла задаваемых вопросов. Вообще, в армии понимают, что такое настоящая ответственность - 88% вологодских военнослужащих – солдатов и офицеров утвердительно ответили на второй вопрос.

Чтобы увеличить масштабность опросов, мы решили их проводить во время массовых мероприятий. Первым таким стал митинг на площади Революции в честь 86-й годовщины Октября. Изготовили наглядную агитацию – планшет 50´70 см с текстом анкеты, приготовили бумажные анкеты, карандаши и начали опрос. За время митинга успели высказаться больше 100 человек, причем зазывать людей не приходилось. А результаты – лучше некуда, практически 100%-ные. Некоторым даже объяснять приходилось, что за родственников заполнять анкеты не надо, потому что это не сбор подписей.

2004 – 2005 годы прошли как годы массового анкетирования на проходных заводов. В предвыходной день, за час до окончания рабочего дня, мы располагались у проходной какого-либо крупного предприятия, и начинали опрос. Не смотря на то, что народ в пятницу торопится в сады-огороды, за пивом и пр., нам при достаточно интенсивной работе удавалось в течение часа собрать 100 – 130 анкет.

Самое сложное в этом способе – преодоление психологического барьера. Непросто подойти к незнакомому человеку с вопросами. Но коллектив – великая сила! Никто не хочет выглядеть в глазах товарища робким и нерешительным. Минута ожидания и – начали! В этом основное отличие опросов на проходных от опросов на оппозиционных мероприятиях, на которые приходит подготовленная публика, которая не несется мимо, а, напротив, готова разговаривать и разговаривать. В качестве практического совета следует отметить, что корешки анкет надо собирать сразу. Ни в коем случае не отдавать, чтобы заполнили дома и вернули позже. Не вернут, где они нас искать будут?! Соображения типа, что это вопрос сложный, его надо обдумать, следует отбрасывать сразу. Во-первых, вопросы элементарные и, чтобы на них ответить, думать долго не надо, во-вторых, если человек затрудняется ответить, то в анкете предусмотрен вариант ответа «затрудняюсь ответить».

К сожалению, наступил предел и этому способу. За 1,5 года все более – менее близлежащие проходные были обойдены, мы начали повторяться, что не очень эффективно в оторванное от основной работы время. Пришлось оставить опросы только для массовых мероприятий.

Итак, анкетирование подтверждает наблюдение, что идея суда народа пониманию населения доступна и понятна, и на уровне его поддержки на референдуме проблем не будет; основная цель анкетирования – агитация. Самое главное, что при личном участии в опросах происходит становление бойца – пропагандиста. Когда он «собственноручно» опросит несколько сотен самых разных граждан, в режиме экспресс-интервью с ними пообщается, он будет знать, чем живет избиратель, и какие у него настроения. Он не будет доверчиво относиться к официально «умным» людям, всяким «аналитикам», делающим заумные политологические прогнозы. И если кто-нибудь, оттопырив нижнюю губу, начнет свысока говорить о том, что «народ не понимает и так далее», то наш боец будет знать, что ответить такому умнику.

Перейти на страницу: 1 2 3