Опросы общественного мнения

И, что не маловажно, эта статистика – это реальный индикатор деятельности организации АВН – более показательный, чем рост числа бойцов (этот показатель - конечный, целевой, но требуются и другие). Число бойцов растет не так быстро, как хотелось бы, а когда организация долгое время не видит отдачи от своей работы – возникает ощущение бесполезности усилий, нарастает апатия. Этому надо противостоять, и очень хорошо помогает в этом регулярный рост числа опрошенных.

Анкету можно использовать как первый пробный шар для оценки возможностей человека – потенциального бойца. Ненавязчиво поинтересоваться, есть ли у него контакт с какой-либо аудиторией (студенческой группой, трудовым коллективом и пр.), может ли он провести опрос среди нее, раздать листки с текстом закона, не возникнут ли у него при этом неприятности на работе. Так были организованы опросы на челябинских заводах. И сделали это наши новые товарищи.

Первые такие опросы, проведенные на заводах Челябинска, показали, что, во-первых, возможности охвата населения возросли в несколько раз; во-вторых, если раньше на либеральных тусовках, получая на второй вопрос около 40 - 50 % положительных ответов, мы радовались, что без предварительной подготовки, без рекламы половина опрошенных поняла и поддержала идею (и это среди либералов), то, увидев, что среди рабочих и заводских ИТР утвердительно на второй вопрос отвечают 80 - 100% опрошенных, поняли, что идея понятна и востребована, и поддержкой пользуется однозначно. Это еще раз убедило нас, что путь АВН – единственно верный.

Из анкетирования как дополнительного метода мы сделали самостоятельный метод пропаганды, через который достаточно просто и успешно решается задача агитации на самом первом этапе – ознакомления людей. Второй задачей, которую ставило анкетирование, оказалась проверка людей – потенциальных сторонников. Прося их опросить окружающих их людей, можно было выяснить, как они относятся к делу – деловые они, или просто болтуны. Кто из них действительно «наш» - видно сразу. Они не относятся к этому делу как к неприятному поручению, под которым сдуру или по мягкости характера подписались. Им становится интересно нести идею людям, интересно наблюдать реакцию людей, радостно от того, что люди, не смотря на свое равнодушие к политике, эту идею воспринимают положительно. Они начинают работать самостоятельно. Это еще не бойцы, но уже что-то. Таким образом, можно создать разветвленную сеть, которая впоследствии станет действующей АВН.

С начала анкетирования (декабрь 2002 года) по настоящее время (октябрь 2006 года) было проведено 206 опросов, в которых приняли участие 5701 человек.

На первый вопрос утвердительно отвечают в среднем 99%, 1% ответить затрудняются. На второй вопрос утвердительно отвечают 80%, 10% предложенную практику не приемлют, и 10 же % ответить затрудняются. Какие могут быть сомнения в итогах референдума?!

Различные слои населения отвечают на 2-й вопрос по-разному. Наибольшую поддержку идея АВН находит среди пенсионеров, рабочих, ИТР (заводских ИТР – мастеров, начальников участков, смен и т.п.), преподавателей. Удивительного в этом ничего нет, ведь, во-первых, с ответственностью за результаты работы они знакомы не понаслышке, для них это не абстрактная категория, вроде мифических душевных страданий, а вполне понятные и естественные вещи, то есть им даже и объяснять ничего не надо; во-вторых, эти люди, отвечая на предложенные вопросы, представляют себя только в качестве судей, отдавая себе отчет в том, что ни депутатами, ни президентами им не быть, и поэтому, рассудив здраво, приходят к выводу, что им-то хуже точно не будет, а то, что «злобная» масса несправедливо осудит розовых и пушистых депутатов, должно беспокоить только самих депутатов и тех, кто туда собирается. «Их мои проблемы не очень-то интересуют, чего ради я о них беспокоиться должен. Силой туда никого не гонят».

Следует отметить, что пенсионеры, являясь самой обиженной и обделенной частью населения, наиболее пострадавшей от реформ, под предлагаемым понятием суда народа понимают, в первую очередь, суд над Горбачевым и Ельциным. Тут их, кстати, приходится несколько разочаровать – закон обратной силы не имеет, но, если суду народа Ельцин и Горбачев неподсудны – никто не помешает ответственной власти предъявить им уголовные обвинения за все совершенные ими преступления. Ответственная власть первым делом отменит путинский «Указ №1», который дал неприкосновенность Ельцину и его семье от судебного преследования. Это благое дело потом ответственной власти зачтется – на суде народа. Но, когда пенсионерам объясняешь, что судить судом народа предполагается всех, кто занимал должности депутатов и президентов, причем сразу по окончании сроков их полномочий, даже если среди них окажутся Ленин со Сталиным (судить не в смысле обязательного тюремного заключения, а в плане суда, оценки их деятельности), они нисколько этим не смущаются и находят здравым и разумным. 94% пенсионеров утвердительно отвечают на 2 вопрос.

Перейти на страницу: 1 2 3