Нам нет нужды обманывать

Наша работа - агитировать за принятие закона «О суде народа» и наиболее активным патриотам предлагать вступить в АВН, чтобы вместе сделать для России это дело. Для этого надо учиться идейному влиянию на сторонников и идейному террору против противников. Учиться настойчиво и умело влиять на умы людей. Нельзя ждать, пока вся толпа двинется, она не двинется сама, она пойдет за нами, но только тогда, когда численность и сила АВН возрастет. Не нужны нам стада "патриотических" организаций - они все равно побегут за нами, когда не побежать будет нельзя. Распространять наши идеи надо всем, а работать с каждым индивидуально. Дурак нас не понимает, но нам и не нужны дураки, трус от нас шарахнется, и слава Богу - нам нужны мужчины, а не бабы в штанах. В основе вербовки бойца, в основе нашей пропаганды лежит идея о суде народа над властью - ее боец должен понять и принять, для него она должна стать целью, за которую он согласится, в конце концов, умереть. А для этого цель должна быть простой и непорочной - в ней не должно быть элементов хитрости, из которых можно сделать вывод, что мы сами некие хитрованы, которые способны обмануть, пусть даже и врага. Обман врага дело очень полезное, но обман - оружие опасное и часто бьет по своим. Ведь, обманывая противника, мы должны обманывать и своих сторонников, поэтому если есть возможность не обманывать, то обман ни в коем случае применять нельзя, чтобы не терять репутацию честных людей. Хотя сегодня эта репутация вроде никому не нужна, хотя сегодня в чести именно обман, но на самом деле честность - это оружие очень сильное и по своей эффективности оно гораздо сильнее обмана. Да нам, собственно, ничего и не остается, кроме того, чтобы быть честными. Для более-менее надежного обмана нужно подмять под себя все СМИ, а это и невозможно, и нельзя этого делать.

Это не значит, что мы должны отвечать на любой вопрос любого праздного придурка - мало ли кому от безделья любопытно что-то о нас узнать. Обойдется! Но своих истинных целей скрывать нельзя, нельзя о них врать, как нельзя скрывать и то, как мы собираемся их достичь.

Не стоит спешить применять военные хитрости - в пропаганде самая лучшая военная хитрость - правда. А у нас этой правды навалом и вся правда - за нас! Можно хитрить как угодно на стадии подхода к пропагандируемым людям, но при объяснении им, кто мы и что хотим, - только правда! Эта правда об АВН по объему не велика и ни в коем случае нельзя ее подменять ложью. Мы эту правду несем в массы потому, что ищем бойцов среди всех, но среди всех мы несем эту правду будущим бойцам, а это наши товарищи, с ними хитрить нельзя, поскольку это товарищи, а не пушечное мясо АВН. Нельзя даже мысли допускать, что лидеры АВН могут обмануть и их.

Вот тут и нужно думать над тактикой - над тем, как толпы обывателей вырвать себе товарища. Ударили очередного пропагандируемого нашим законом в лоб - не получилось, и не всегда возможно понять, в чем дело: то ли он в каске, то ли у него голова как кокосовый орех - снаружи твердо, внутри жидко. Тут видится два направления тактики.

Первое. Бросить олуха и не тратить на него ни силы, ни время. Когда он увидит, что наша идея уже овладела толпой, он сам будет тут как тут, особенно образованцы. Когда Флёров послал в ГКО предложение начать работу над созданием атомной бомбы, Сталин отозвал его с фронта и направил в Казань, куда эвакуировалась академия Наук СССР, чтобы академики дали свое заключение. Ландау «теоретически доказал», что ядерный взрыв невозможен, и Академия предложила правительству атомной бомбой не заниматься. А когда получили из США сведения, что американцы ее создали, то образованцы тут же все стали «отцами ядерного щита Родины». Ничего, тысячи образованцев еще станут докторами философских наук на обжевывании нашей идеи, но сегодня они и нам, и Родине бесполезны. И надо нашу идею предлагать все новым и новым людям. Это займет меньше времени и сил, чем споры с придурком. Нам нужны всего 5 человек из 10 000. И все наши действия должны быть направлены на то, чтобы найти и завербовать этих пятерых из каждых 10 000. Все остальные дела – не больше чем мышиная возня, если не дают в строй бойца. Не настолько мы сильны, чтобы тратить силы на работу «вооще». Важно найти и наработать тактические приемы того, как умного и одновременно мужественного человека распознать.