Наша революция - не акт насилия

А вот что, не стесняясь, пишет на стр. 75 своей книги "Борис Ельцин: от рассвета до заката" телохранитель первого «всенародно избранного» президента генерал – лейтенант Коржаков: "До полета Ельцина с моста я, работая в кооперативе, возглавлял одну из охранных структур и получал около трех тысяч рублей в месяц. В десять раз больше!" (Это в 10 раз больше, чем, охраняя Ельцина – прим. авторов). Тем не менее, Коржаков не скрывает, как он инструктировал своих подчиненных: "Поэтому я вас прошу: если кто-то, где-то на нашего буржуя нападет или вдруг начнется выяснение отношений со стрельбой, немедленно ложитесь на землю, на дно машины" . Вот так.

Спецслужбы – это тонкий инструмент. Их можно использовать для оказания давления на отдельных народных лидеров, но не на народ целиком. АВН не партия и не сосредоточена вокруг одного лидера (об этом далее, в главе 16 «Есть такая организация!»). У нее распределенная структура, и поэтому потеря одного яркого лидера не окажет катастрофического влияния ни на работоспособность АВН, ни на народное движение в поддержку закона. А использовать спецслужбы для подавления демонстраций, это все равно, что забивать гвозди микроскопом.

Единственное силовое ведомство, на которое власти могут опереться в своем противостоянии народной воле, это коррумпированные силы правопорядка. Власти, однако, не могут заставить милицию творить полный беспредел исходя из тех же причин, по которым они не могут заставить армию стрелять в народ. Следовательно, массовый, но подчеркнуто мирный протест, также выводит милицию из игры. Если в силу тех же самых причин, она не перейдет на сторону народа.

Поэтому алгоритм действий АВН будет следующий: агитация - сбор подписей - мирная революция (в случае отказа властей провести референдум) - референдум. Власти, совершившей серию незаконных поступков по противодействию волеизъявления граждан, не на кого будет опереться в своем противостоянии с народом. И она будет вынуждена пойти на уступки, даже если последний не будет проявлять никаких признаков агрессивности. Причиной этого будет постепенная потеря легитимности.

Нужно помнить, что власть проистекает от подчиненного, от его согласия подчиняться. Если народ демонстрирует отказ подчиняться и выходит на законную акцию мирного протеста, то это ставит под сомнение легитимность правительства. В такой ситуации у властей есть три варианта действий: удовлетворить требования, игнорировать или подавить выступления народа с помощью силовых структур. Игнорировать массовые выступления невозможно в силу того, что они парализуют экономическую и коммерческую деятельность в стране. Поэтому на правительство сразу начнется давление со стороны крупных корпораций, терпящих убытки и требующих у правительства нормализовать ситуацию, загнать рабочих и служащих обратно к станкам и компьютерам. Под этим давлением правительство старается задействовать силовые ведомства для подавления акций протеста, но силовики не могут начать разгон демонстраций, если мирные демонстранты не дают для этого повода, поскольку это противоречит присяге. Таким образом, правительство окажется в патовой ситуации. С одной стороны власть уходит из-под ног, потому что оно начинает терять авторитет в глазах сотрудников силовых ведомств, а с другой стороны на него оказывают давление экономические структуры, терпящие огромные убытки. Единственным выходом из сложившейся вилки является удовлетворение требований демонстрантов.

Ненасильственное сопротивление – это народное оружие, способов защиты против которого не выработано, в отличие от методов 25 октября 1917 года . Мысль о необходимости вооруженного противостояния до людей даже не донести, потому что еще в начале агитации агитаторы будут арестованы за пропаганду экстремизма. Да и не боятся власти вооруженных выступлений, у них есть для этого МВД, ГБ, армия с танками, вертолетами и пр. Вооруженное противостояние как раз и будет на руку властям, потому что тогда они, с полным на то основанием, подключат армию и спецслужбы, которые разорвут "партизанские" отряды "как тузик грелку". Зачем нам повторение 1993 года? Зачем наступать снова на те же грабли? Нельзя грезить о вооруженных революциях, не те сейчас условия.

Армия может убивать гораздо быстрее и эффективнее. Зачем добиваться чего-то грубой силой, если можно поступить умно? Если настраиваться на героическую борьбу, то придется воевать с армией и МВД. Если же делать мирную революцию, то все силовые ведомства выводятся из игры. Сейчас не 1905 год, царя нет, современный солдат никогда не будет стрелять в простой народ, который ему не сопротивляется, потому что у него тогда ничего не остается за спиной. Тогда солдат служил царю и отечеству, а теперь у него осталось только отечество - это надо понимать. Поэтому солдат будет стрелять только в самом крайнем случае, а именно когда речь идет о непосредственной опасности его жизни и жизни бойцов его подразделения. Если такой опасности не создавать, то армия и службы госбезопасности никогда не вмешаются в конфликт.

Перейти на страницу: 1 2 3 4