Ужас юристов

Именно эти статьи приводят в ужас юристов. Уже известный нам бесфамильный и безымянный трусливый юрист из ОПД «За возрождение Урала» (г. Челябинск) в своем отзыве пишет:

«Ст. 17 - 18 автор фактически закрепляет законодательно право самосуда и мести - понятия, присущие первобытному строю, но не как ни правовому государству. Автор законопроекта не подумал, что человек, осуществляя месть, сам становится преступником».

А В.И. Подшивалов из Минска добавляет [Дуэль № 20 (67), 7.07.98, http://duel.ru/199820/?20_1_2]:

«Статьи 17 и 18 по своему содержанию характерны для периода чрезвычайного положения или войны, в нормальной ситуации решение о каждом осужденном принимает суд. У государства есть специальные службы, которые в состоянии разыскать преступника и привести вынесенный приговор в исполнение».

То, что юрист из ЗВУ зря получает зарплату, не владея собственным предметом, это понятно с первых строк его отзыва, цитировавшегося еще в главе 10 «Преступление и подвиг». Интересно, как следует понимать следующий выверт «закрепить законодательно право самосуда и мести»?

Под самосудом понимается самочинная расправа с кем-либо без ведома властей, способ разрешения конфликтов. Так если закон «О суде народа» будет принят на всенародном референдуме, являющимся наивысшим проявлением власти народа, как единственного источника власти, если процедура суда народа и наказания за уклонение от него и от исполнения его приговора будет прописана в законе, то исполнение этой процедуры любым гражданином не будет самочинной расправой. Опасность любого самосуда состоит, во-первых, в том, что суду может быть подвергнут невиновный человек, и, во-вторых, что степень наказания этого человека в результате самосуда может оказаться несоразмерной тяжести его проступка. Именно по этим основаниям самосуд считается недопустимым. Но в случае исполнения гражданином соответствующих статей закона «О суде народа» по отношению к преступнику-президенту или преступнику-члену Федерального собрания ни той, ни другой опасности нет. Нет опасности подвергнуть наказанию не того человека, так как, во-первых, всем известно, как выглядят преступники (маловероятную ситуацию, когда преступник-президент или депутат попытается подставить вместо себя двойника мы рассматривать не будем – пусть найдет двойника, который, зная, что ему грозит, не повесит себе на грудь табличку – “я не президент, я его двойник”), и, во-вторых, для них законом «О суде народа» (и соответствующей статьей УК, которая будет в него внесена после принятия Закона) устанавливается максимально возможное наказание. Так что термин «самосуд» в данном случае употребляется совершенно не к месту. Если соседка обругает юриста из ЗВУ, а он убьет ее, то это будет самосуд. По закону не ему определять вину соседки и не ему ее наказывать.

Конечно, есть вариант, когда гражданин, собирающийся исполнить свой гражданский долг, обознается, и убьет человека, просто похожего на преступника-президента или члена Федерального собрания. Этот риск есть, и в этом случае гражданин ответит за свою ошибку перед обычным судом как за убийство по неосторожности. А если он сводил с кем-то счеты, выдавая это за свой гражданский долг, то будет наказан за умышленное убийство.

Другое дело – действия в отношении пособников преступников (ст.17). Здесь, действительно, возможна ошибка со стороны гражданина – как определить того, кто является пособником Президента в исполнительных органах власти? Но этого и не требуется. Пособником будет являться всякий, кто воспрепятствует исполнению законного приговора в отношении преступника-президента или преступника-члена Федерального собрания. А если при этом пострадают невиновные – гражданину придется ответить за свои неправомерные действия перед обычным судом, который примет во внимание все оправдывающие его обстоятельства.

По закону «О суде народа» члены высшей власти, уклоняющиеся от суда народа - преступники. А так как, уклонившись от этого суда, они вынесли себе приговор, то каждый гражданин является им палачом и не просто так, а тоже по закону. Разве в прошлой войне наши деды, убивая немецких солдат, совершали самосуд? Немцы, преступив наши границы, сами вынесли себе приговор, и стать им палачом было гражданским долгом каждого гражданина.

Если следовать логике юриста ОПД ЗВУ, то казнь преступника – это тоже «законодательно закрепленное право на убийство». А заключение человека в тюрьму – это «законодательно оформленное право на ограничение свободы человека». А это так и есть. Казнь преступника – это убийство. Но никого это не возмущает.