Кому инструментом пользоваться? Из Конституции

В.И. Ленин в «Государстве и революции» различал демократию капиталистического общества, «демократию для ничтожного меньшинства, демократию для богатых» и «демократию для гигантского большинства народа, с исключением из нее угнетателей народа» . А после построения коммунистического общества, когда не будет государства (аппарата подавления) демократия начнет отмирать, так как не будет необходимости в принуждении. То есть, тогдашнее понимание демократии не соответствовало дословному переводу. Не власть народа, а власть большинства народа. А это две большие разницы, между прочим. Большинство народа – это не весь народ, и признание превосходства за большинством – это признание его способностей навязать свое мнение всем остальным.

Современное определение демократии включает в себя как минимум наличие свободных, конкурентных и определяющих политический курс выборов, результат которых не является предопределенным. Сейчас в России идут споры, какая у нас демократия – суверенная или управляемая? Какая из них лучше? Но ведь сама по себе демократия как политический институт никому не интересна. Главное – это то, что стоит за терминами с точки зрения благосостояния граждан, качества их жизни. И исследователи, сравнивая особенности и признаки «демократий» приходят к парадоксальным выводам. Оказывается, что недемократические по принятой классификации режимы зачастую обеспечивали более высокий рост благосостояния. Хорошо это или плохо? Живут не бедно, но свободы секс-меньшинств нет!

Все дело в том, что народы и государства существуют в различных условиях, и поэтому к жизни оказываются востребованными адекватные условиям формы организации государства. И та форма, которая в конкретных условиях обеспечивают наибольшую эффективность для общества, та и есть наиболее демократичная, независимо от ее внешних признаков. И если для защиты интересов народа в лихую годину вражеского нашествия необходимо подчиниться единой централизованной власти, отменить гражданские свободы, усилить повинности, то именно это будет наиболее демократичной формой правления. Потому что позволит спасти весь народ от истребления. А свобода слова в виде обсуждения в СМИ правильности указов о мобилизации и т.п. будет способствовать неизбежному поражению. При соблюдении всех признаков демократии она будет способствовать гибели или порабощению народа. И, напротив, в отсутствие внешних и внутренних угроз, наиболее демократичной будет такая организация публичной власти, которая позволит народу реализовать свой потенциал, не сковывая его ненужными регламентами. Более подробно такой взгляд на демократию разобран в части III «Ты избрал – тебе судить!», главе 13 «Полоса препятствий»)

Демократия - это власть народа. И возникает эта власть не тогда, когда избранные народом на всеобщих выборах начальники помыкают и заставляют служить народ лично себе, а когда все начальники независимо от того, как они попали на должность, выбраны они или нет, подчиняются интересам народа! Главное не правила назначения начальников, аих подчиненность народу. Но определять, служат ли они народу, должен только народ. И для диктаторов, и для депутатов. И ничего парадоксального в этом нет. В отсутствии такого контроля (разработке которого и посвящена эта книга) и диктаторы и депутаты незамедлительно усядутся на шею народу.

Примерно такая же картина с конституционным определением народа как источника власти. Вместо понятной фразы «власть в России принадлежит народу» в Конституции используется двусмысленная конструкция «источником власти является народ». Такая формулировка ст. 3 позволяет разным умникам утверждать, что быть источником власти и иметь власть – это не одно и тоже. По аналогии с электричеством, источником которого является река, а принадлежит оно Чубайсу. Спорить о том, принадлежит ли власть народу при такой формулировке ст. 3 Конституции можно долго. Так же как и о демократии. Но все же ст. 3 продолжается словами «народ осуществляет свою

Перейти на страницу: 1 2 3