Начнем немного издалека

Начнем немного издалека, хотя о том, что я скажу, обязан думать любой человек.

Я коммунист и, само собой, против капитализма. И не столько потому, что при капитализме нет элементарной человеческой справедливости (хотя и этого уже достаточно), сколько потому, что он делает жизнь человека бессмысленной. Вот, к примеру, вы суетитесь, суетитесь, суетитесь. А зачем? Во имя чего?

В начале своего жизненного пути я возглавлял очень крупные строительные предприятия. Думаю, что сейчас очень немногие из вас владеют или управляют такими. Я вертелся как белка в колесе, но знал во имя чего: я строил Коммунизм - общество полного социального равенства, поэтому жизнь моя была осмысленна. Поверьте, и вокруг меня, и среди моих подчиненных и начальников было очень много таких как я, и они тоже знали, зачем живут. Жизнь есть жизнь, а люди есть люди, и среди моих подчиненных были те, кто меня не любил или только боялся, но большинство меня искренне уважало.

А знаете ли вы, каково это, когда тебя искренне уважают? Не за то, что у тебя власть, не за то, что у тебя много денег, а за то, что ты - это ты!

Спросите сами себя - вас сегодня кто-нибудь уважает? Боятся - да! Как же вас не бояться, если вы можете отнять или уменьшить средства к существованию. Но следствие страха - не уважение, а ненависть. Заискивают - да! Как же иначе, если вы можете дать пресмыкающимся перед вами денег в виде подачки или взятки. Но, взяв ваши деньги, вас тут же начинают презирать - это же они умные, за ваш счет сумели поживиться. И неважно, кто вы - предприниматель, чиновник, банкир, юрист или официант: все в глаза вам льстят, а в душе презирают.

Да, зато у вас много денег. Но зачем вам много денег? Что-то купить? А у вас что - еще чего-то нет из того, что нужно для нормальной жизни? Еще не всю еду перепробовали, еще не все шмотки перемерили и еще не всех купили? Ещё не приобрели такую «тачку» и не построили такую виллу, чтобы можно было кому-то пыль в глаза пустить? А стоят ли они того, чтобы этим заниматься? Зачем вам те деньги, что вы под себя гребете? Когда умрёте, прикажете в свой гроб их натолкать?

Ах да - у вас же есть дети, и все деньги вы оставите им. А не находите ли вы, что ваши дети будут гораздо более счастливы, если они пробьют себе дорогу в жизни сами, а не превратятся в животных, просто прожигающих то, что вы скопили? Ну, познают все радости разгульной жизни, а дальше? А дальше наиболее вероятный путь - в наркоманы. Или вы не знаете таких примеров в среде «золотой молодежи»? Осчастливите ли вы своих детей тем, что своими деньгами не дадите им сделать самих себя хотя бы так же, как самих себя сделали вы?

И вопрос остается: во имя чего суетиться? Потому что все вокруг суетятся? Так они на вас смотрят. Или потому что во всем мире так? Отказавшись от коммунизма и поставив целью жизни только алчность - тупую, скотскую ненасытность, - мир сошел с ума, и идет, что называется, «вразнос».

А ведь в начале августа 1991 года можно было ещё спасти страну и выполнить волю народа о сохранении СССР. И если бы не трусость одних, подлость других и предательство третьих . А ведь все клялись в верности. Страшно, но факт. Многие члены Политбюро и работники ЦК добровольно вошли в ликвидационную комиссию по КПСС.

Меня посадили в тюрьму в 54 года. Кстати сказать, в декабре 1958-го, в 21 год от роду, я был приговорен советским судом к полутора годам заключения за нарушение правил техники безопасности. А в семье к тому времени уже росли маленькие Оля и Андрей. ЧП на стройке действительно было - два человека погибло, а я отвечал за производство работ. Так я попал в пресловутые «сталинские лагеря», о которых сложено столько небылиц и страшилок. И.В. Сталина в живых уже не было, но порядки остались те же. С полной ответственностью могу сказать, что никаких «зверств ГУЛАГа», пыток и издевательств над осужденными и т.д. и т.п. не было и в помине. Голода тоже. Для тех, кому не хватало лагерного пайка, по пути в столовую стояли две бочки. Справа - с селедкой, слева - с горбушей. Конечно, заключение есть заключение. Но и там я не сидел без дела. Вместе с напарником запроектировали насосную станцию, оборудовали в лагере п/я ДФ - 9/3 канализацию и водопровод. В итоге я был освобожден досрочно, в сентябре 1959 года.

Пройдя такой трудовой путь, могу без ложной скромности сказать, что если не на пятерых, то на троих точно жизни бы моей хватило. Я давным-давно с полным правом мог объявить себя «узником тоталитарной системы» или «жертвой политических репрессий», но остался верен чему служил. Сейчас, в 69 лет, мне больно за то, что поломано почти все, что я делал. Разрушен труд нескольких поколений, наших отцов и матерей, - тех, которые создали могучее государство. Из своих ровесников - кого я хорошо знаю - мало о ком могу сказать, что они остались верны своему делу. На словах - да, на деле - нет.

Перейти на страницу: 1 2