Гарантии для налогоплательщиков

Обращаю особое внимание на неприемлемость практики издания нормативных правовых актов… после начала налогового периода, как это произошло с утверждением новой формы налоговой декларации

Владимир Путин, май 2006 г. 5.1. Когда закон не действует?

Закон вступает в силу через месяц после публикации, но не ранее начала нового налогового периода. Это сказано в статье 5 НК РФ. Период по многим налогам – квартал, а то и год. Следовательно, если закон 30 ноября не опубликован, он действует лишь с 1 апреля. В теории. На деле каждый год видим одно и то же – экстренный выпуск «Российской газеты», вышедший 4 января, но датированный 31 декабря с несколькими актами. Они визированы концом декабря, но начинают действовать уже с 1 января (чтобы не утверждать голословно, мы привели несколько фактов в табл. 14). Сие привычно и если положение компании особо не ухудшается, все поступают, как хотят законодатели. Иное, если документ невыгоден. Зачем его исполнять, когда можно почти спокойно подождать до начала следующего квартала, а то и года? И до недавних пор обычные суды чтили статью 5. Таблица 14. Отдельные законы, введенные с опозданием дело проиграл (постановление ФАС ЗСО от 23 ноября 2005 г. № Ф04-8464/2005 (17267-А75-25))* Негосударственный пенсионный фонд «Сургутнефтегаз»* Негосударственный пенсионный фонд «Сургутнефтегаз» 5.2. Льготы. Отмена с опозданием

В таблице 15 показана ситуация, когда окружной суд вернул льготы, отобранные прежде времени (дело «Филип Моррис Ижора»

). Тем не менее, вывод мы сделаем обратный: льготы и иные преимущества, введенные на определенный период, могут отнять до его окончания. Не так давно утверждение показалось бы абсурдом. Есть два документа Конституционного суда (постановление от 19 июня 2003 г. № 11-П и определение от 4 декабря 2003 г. № 445-О), по которым ухудшающие новшества не должны применяться к ранее введенным длящимся правоотношениям. Такими правоотношениями считалось принятие на заранее установленный срок гарантий для налогоплательщиков. Конституционный суд сказал: «раз государство дало слово помогать плательщикам, его нужно держать».

В своих решениях КС РФ оценивал положение малого бизнеса, но его утверждение относимо ко всем. Оно строилось на статье 57 Конституции («законы… ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют») и об этом вспомнили адвокаты Михаила Ходорковского

. Его обвиняли в том, что ряд подконтрольных фирм использовали льготы на территории ЗАТО «Лесной», не работая там. Уменьшение налогов возможно, если в ЗАТО ведется деятельность, – утверждали следователи, ссылаясь на статью 5 Закона РФ от 14 июля 1992 г. № 3297-1«О закрытом административно-территориальном образовании». Но организации снижали налоги еще по старой редакции закона, – возражали адвокаты. Тогда деятельности не требовалось, хватало регистрации. Льгота дана на два года и отменять ее в середине периода никто не мог – Конституционный суд запрещает. Надежные доводы не впечатлили Мещанский суд. Обвинения в незаконном уходе от налогов попали в приговор.

Легко сказать, что дело Михаила Ходорковского

особое и на него не нужно смотреть. Увы, нужно. Дело Мещанского суда подхватил Конституционный, рассматривая байконурскую схему. Напмоним, что несколько нефтеперерабатывающих заводов, работая в Башкирии, фиктивно сдали в аренду мощности предприятиям, зарегистрированным в Байконуре. Благодаря этому, налогоплательщики сразу на несколько лет получили льготы, действующие ранее на космодроме. Начались длящиеся правоотношения, которые вроде никто не может заранее отменить. Поэтому решение Правительства РФ от 25 октября 2001 г. № 747, исключившего часть налоговых преимуществ, оказалось спорным. Тем не менее с ним согласился Конституционный суд. Льготы, как выяснилось, не элемент налогообложения. Право на них не следует из Конституции, поэтому отменять их позволено как угодно, хоть задним числом.

Почему данное определение КС РФ (от 27 июня 2005 г. № 232-О) так отличается от ранее принятых документов? Официально судьи не замечают различий. Неофициально один из них сказал нам, – жесткость вызвана только нарушениями плательщиков, незаконно использующих байконурские преимущества. Оценка нормальная – для арбитража, решение которого относится лишь к одной фирме. У КС РФ иная значимость и ответственность. Его выводы используются во многих делах. Верить ли сейчас в льготы, данные участникам ОЭЗ (см. табл. 15)? Да, они положены на определенный срок, но КС РФ разрешил лишать их, когда угодно. Таблица 15. Льготники, для которых опасно решение Конституционного судаО начале применения законовЕще одно решение Конституционного суда дает основанияО начале применения законовЕще одно решение Конституционного суда дает основания5.3. О начале применения законов

Перейти на страницу: 1 2 3