Ценовой контроль

Определяя рыночные цены с учетом места реализации, суд дал повод к следующему выводу: формально можно влиять на рыночную цену, грамотно определяя условия о переходе собственности на товар. Утверждение парадоксально. Допустим, компания отгружает продукцию в Москве для потребителя из Тулы. Если право собственности переходит в день отгрузки, то товар считается реализованным в столице. Но предположим, что собственность переходит в день оплаты товара, когда он уже доставлен в Тулу. По логике суда (четче она выражена в деле «Томскнефти»

), мы должны смотреть рыночную цену в Туле. Реализация произошла именно там.

Практика суда очень странная и рискованная. Но она может пригодиться, если налоговики станут обвинять в занижении цены, основываясь на данных по одному региону. Тогда стоит указать, что при фактической реализации в нескольких областях данные чиновников – неполные. Суд может принять такой аргумент. Есть примеры, когда он учитывал место, где расположен покупатель, а не поставщик. Это, в частности, дело «Братского алюминиевого завода»

(постановление ФАС ВСО от 16 декабря 2004 г. № А19-3437/04-40-Ф02-5095/04-С1).

Кроме того, по мнению суда рыночную цену можно определять по статьям из отраслевых СМИ (в рассмотренном случае – по бюллетеню «Нефтяная торговля»). Арбитры указали – в бюллетене приводится информация нефтяных компаний, Минпромэнерго России, Росстата и т. д. Значит, там есть «основные показатели… нефтегазовой отрасли». Для специалистов данной отрасли издание «общеизвестно и общедоступно», а общеизвестные факты не надо доказывать (п. 1 ст. 69 АПК РФ) – заключил суд. Похожий вывод не единичен. К примеру, он был в деле ООО «Кузбассразрезугольтранс»

(постановление ФАС ЗСО от 23 января 2006 г. № Ф04-9850/2005(19018-А27-15)). Но там арбитраж хоть отметил, что цены из журнала принимаются, так как налогоплательщик их не оспорил. Поучается, что лучше хранить статьи с обзорами цен, размещаемые в газетах и журналах (мы говорим только о случаях, когда цены отклоняются от ваших не более чем на 20 процентов). При конфликтах материалы могут пригодиться в суде. Ссылаясь только на них, компания ничего не докажет, но как дополнительное доказательство они применимы.

А вот сделанный из этого вывод очень неприятен. По мнению суда, если занижение цен доказано, предприятие заплатит не только налоги и пени, но и штраф, причем в двойном размере – как за умышленное нарушение. В обычной ситуации санкция равна 20 процентам от неуплаченного налога, а при умысле – 40 (п. 2 ст. 122 НК РФ). Сейчас обвинение в работе по неправомерным схемам все чаще приравнивается к признанию умышленности и максимальному штрафу. 3.3. Опыт ОАО «Ванадий-Тула»

Статья 40 НК РФ может быть применена не только при занижении продажной цены, но и при завышении покупной. Это показывает опыт ряда предприятий, например, ОАО «Ванадий-Тула»

. «Ванадий-Тула»

нарушителем считали и налоговики, и аудиторы Счетной палаты России. По мнению одного из них, Владимира Панскова

, фирма – основной участник мошеннической схемы. Иностранные посредники от нее получили 2 млрд рублей только в 2004 году. А российский бюджет упустил налог на прибыль с этой суммы, так как она полностью переведена за рубеж, – сообщает господин Пансков

в письме от 2 ноября 2005 г. № 03-468/03-1. Кроме того, партнеры общества отдали в бюджет лишь 10,8 процента от суммы НДС, заявленный ОАО «Ванадий-Тула»

к возмещению. Уплаченный налог – 41,2 млн рублей, значит, из казны фирма хотела вернуть около 380 млн рублей. Отсюда следует, что если ваш поставщик начал торговать через цепочку посредников, ответственным можете оказаться вы – покупатель. Вам грозят обвинения в фиктивном увеличении цен приобретения.

По утверждению ревизоров компания приобретала ванадиевый шлак у ОАО «Нижнетагильский металлургический комбинат»

(НТМК). Материал сразу отгружался в Тулу, но по документам между комбинатом и ОАО «Ванадий-Тула»

появились посредники – в основном российские организации, ставшие агентами иностранных фирм. Каждое из отечественных предприятий фиктивно покупало и продавало шлак, действуя от своего имени. Цена материалов и НДС по ним росли. Налог отражался в счетах-фактурах, которые посредники заполняли от своего имени (что позволено письмом МНС России от 21 мая 2001 г. № ВГ-6-03/404). Конечный покупатель мог вычесть весь НДС, а в бюджет он не поступал. До 2006 года от агентов не требовали удерживать НДС, перечисляя нерезиденту выручку от реализации его продукции.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5