Недобросовестность. Общая угроза

. Предприятие не может возместить НДС, ведь противоправность его действий установлена ранее принятым решением (по «ЮКОСу»

), а судебные вердикты обязательны для исполнения (ч. 1 ст. 16 АПК РФ). По нашему мнению ссылка на статью 16 неоправданна. Обязательно для исполнение именно решение суда, так называемая резолютивная часть (ч. 5 ст. 170 АПК РФ). Она короткая: удовлетворить требования налоговой инспекции, то есть взыскать с нефтяного холдинга N-ую сумму. И все! «Фаргойл»

здесь не при чем, но доказывать это бесполезно. Получается, что в суде против предприятия могут быть использованы аргументы из чужих дел. Теоретически это запрещено, а практически возможно. 2.6. Абсурд недобросовестности

Обвиняя в недобросовестности, инспекторы выдвигают порой странные (как в деле, выигранном ООО «Нафта-Петрол»

и показанном в табл. 4), а то и абсурдные требования. Например, ООО «Бош-Саратов»

неожиданно узнало, что хранить деньги в валюте обществу не следовало, когда курс валюты падал. Оказывается, добросовестный налогоплательщик перевел бы все в рубли. Поэтому обществу нельзя уменьшать прибыль на потери из-за снижения валютного курса (8,2 млн руб.).

Представители фирмы опровергли эти выводы. Такие потери – отрицательная курсовая разница, что увеличивает расходы (подп. 5 п. 1 ст. 265 НК РФ). Компания не могла обнулить валютные счета – требовались средства для расчетов с зарубежными партнерами. Значит, издержки экономически обоснованы. Так заявил суд (постановление ФАС ПО от 20 ноября 2003 г. № А57-6270/03-22). Его аргументы пригодятся всем налогоплательщикам, работающим с инвалютой. Даже если у организации нет постоянных расчетов с нерезидентами, она сможет заявить – такие сделки планируются. Поэтому нужны суммы на валютном счете. Таблица 4. Недобросовестность в деле ООО «Нафта-Петрол»Недействительность сделки Плохой опытОт подозрений в недобросовестности рукойНедействительность сделки Плохой опытОт подозрений в недобросовестности рукой2.7. Недействительность сделки Плохой опыт

От подозрений в недобросовестности рукой подать до более серьезного – недействительности сделки. Если сделка совершена только для уклонения от налогов, это цель заведомо противная основам правопорядка. Такая операция ничтожна, все полученное по ней изымается в доход государства (ст. 169 ГК РФ). При недобросовестности с предприятия берут меньше: 20 или 40 процентов от налога (при умышленном нарушении).

Ничтожность установлена у применявших так называемую байконурскую схему. Там речь идет о недействительности договоров аренды, составленных только для ухода от налогообложения. Заводские мощности якобы передавались компании с Байконура, использующей налоговые льготы. На самом деле передачи не было, следовательно, сделка фиктивна, уход от налогов незаконен. Это суть спора. На первый взгляд, он малоинтересен для большинства, так как подобные льготы применяли единицы. Но прецедент опасен для многих компаний, арендующих основные средства у физических лиц, обществ инвалидов, «упрощенцев» – всех, кто освобожден от налога на имущество организаций. Аренду могут признать направленной на экономию данного платежа (иногда еще и налога на прибыль) и не имеющей деловой цели.

Как не надо оформлять сделку, видно из опыта ряда башкирских НПЗ, а также «Московского нефтеперерабатывающего завода»

(табл. 5). Последний хотел сэкономить налогов на 1,6 млрд рублей, но безуспешно (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 18 января 2006 г. № 09АП-14048/05-АК). Из этого дела ясно: если уж хочешь использовать схему, надо успеть оказаться одним из первых. У пионеров еще есть шанс выиграть суды. Далее появляется отрицательная практика и понемногу становится основной. МНПЗ

судился уже после поражений башкирских нефтяников и «Сызранского нефтеперерабатывающего завода»

(постановление ФАС ПО от 8 февраля 2005 г. № А55-1941/04-40) и арбитраж практически не оценивал аргументы, благо они были схожи с теми, что ранее признали незаконными. К тому же недочеты предприятий (вплоть до того, что у всех льготников отсутствовали лицензии на работу с нефтепродуктами) тоже были близки.

Это говорит о том, что способы значительной налоговой оптимизации (в том числе законные

) должны быть эксклюзивны. То есть налогоплательщик создает их сам или же с помощью консультантов, что не передадут наработки в другие фирмы. Хоть какая-то, но страховка, от отрицательной судебной практики и констатации одних и тех же ошибок. Эксклюзивность не требуется от обычных операций, но странно использовать типовые схемы, надеясь не заплатить бюджету свыше 1,5 млрд рублей. Таблица 5. Ничтожность сделки. Опыт нефтяниковПоложительный опытОбщее с нефтяниками было у «Кондровской бумажной компании» . Она также получилаОбщее с нефтяниками было у «Кондровской бумажной компании»

Перейти на страницу: 1 2 3 4