Недобросовестность. Образцовая порка

Государство держит в руках дубинку, которой бьет всего один раз. Но по голове. Мы ее только взяли в руки, и этого оказалось достаточно, чтобы привлечь внимание

Владимир Путин, октябрь 2002 г. 1.1. Ошибки договора

«ЮКОС» оказался очень громким делом. Никогда еще журналисты настолько не интересовались налогами, их уплатой и уж тем более, классификацией налоговых правонарушений, как это было с делом Михаила Ходорковского. На фоне пристального журналистского внимания к «ЮКОСу» остальные проблемы бизнеса оказались почти не замеченными. А зря. За последние годы интерес налоговые органы проявляли к целой армии налогоплательщиков, и крупных, и мелких. А эти дела, в большинстве своем обойденные вниманием прессы дают не меньший повод задуматься о защите своих интересов.

Начнем с дела «Удмуртнефти»

. Потом будем рассказывать о мелких, средних, крупных… – словом, обо всех предприятиях. Не обойдем и опасности, которые готовит новый Налоговый кодекс.

Конфликт «Удмуртнефти»

развивался, когда основное внимание привлекала ситуация с «ЮКОСом»

. Видимо поэтому он мало кого заинтересовал, хотя на ошибках предприятия можно научиться многому.

Компанией были приобретены никелевые катоды на 1,15 млрд рублей. Операция, совершенно не связанная с основной деятельностью фирмы и поэтому привлекшая внимание налоговиков. Нетипичные случаи для них подозрительны.

Чиновники связались с инспекцией, где учтен продавец товара, запросив массу документов и информации о последнем: его регистрацию, порядок сдачи отчетности, информацию об учредителях…

Продавцом являлось ООО «Торговый дом Республика Тыва»

, зарегистрированное в Кызыле. Договор (если верить документам) подписан в Ижевске, акты согласования цены – в Москве, а сам товар грузили на теплоход в Мурманске. В разброс можно поверить, когда есть подтверждающие документы. К примеру, свидетельство о наличии подразделения в Москве или Ижевске, либо смета на прием представителей этой компании в Ижевске, либо авансовый отчет сотрудников «Удмуртнефти»

, выезжающих в столицу или Кызыл. Вариантов масса, но они не использовались. В результате сложилось впечатление, что сотрудники двух фирм не встречались.

Это впечатление далее переходит в уверенность: в один и тот же день гендиректор «Удмуртнефти»

подписал договора и в Ижевске, и в Москве. Это возможно, но только при наличии доказательств поездки директора (билета и авансового отчета). Их нет. Вдобавок выясняется: в день, когда утверждены договора с поставщиком, еще и завизированы соглашения с покупателем и посредником. Налоговики и суд не поверили в реальность заключения стольких контрактов в один день.

Подобные претензии высказывались не только нефтяникам. Единовременное подписание контрактов в Москве, Барнауле и Новосибирске использовано против экспортера алюминия (постановление ФАС ЗСО от 22 сентября 2004 г. № Ф04-5782/2004(А03-3793-33) по делу ООО «Третье Тысячелетие»

). Были обвинения и другим, в том числе честно работающим, компаниям. Это и понятно – не все бизнесмены смотрят «шапку» договора, где указано место его заключения. Оно часто не сходится с фактическим. К примеру, торговые представители многом столичных фирм, работая в регионах, привозят с собой шаблонные бланки, где в верхней строчке забито «Москва». Такой контракт утвержден в столице – следует из статьи 444 ГК РФ. А потом начинаются вопросы – как это руководитель, скажем из Хабаровска, за день съездил в Москву и обратно.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5 6